Заместительная терапия. Как живут сотрудники уходящих из России компаний

Три истории замещения иностранных предприятий — взгляд их работников

Текст: Анна Воробьева

Материал подготовлен в сотрудничестве с китайским независимым изданием The Initium

Восьмиметровая инсталляция “Zamestim” собрана из первых букв логотипов брендов, покидающих Россию. Арт-объект появился на Малой Конюшенной улице в Петербурге в ночь на 27 апреля. Автор — прокремлевский политтехнолог и экс-руководитель движения «Наши» Артур Омаров. 30 апреля инсталляцию убрали, так как она не была согласована с местными властями. Фото: Papierfilm

После 24 февраля российский рынок полностью или частично покинули около 1200 иностранных компаний. По данным НИУ ВШЭ за 2020 год, доля импорта на российском потребрынке — 75%. Импортозамещению очень слабо поддались автозапчасти (доля импорта — 98,8%) и одежда (86,1%). Среди ресторанов и фастфуда тоже выигрывают западные франшизы — месячная посещаемость сети McDonalds в 2019 году была более полутора миллионов человек, всего в России на тот момент было 650 ресторанов сети. У «Стардогс», для сравнения, 1222 точки по стране, а общая проходимость сети в месяц — около 1 000 000. В некоторых сегментах Россия лидирует, например, Lada Vesta называют самым покупаемым седаном в стране. Но больше половины машин в России — внедорожники, а самый популярный внедорожник в январе–июне 2022 года — корейские Hyundai Creta.

Согласно исследованию Русской службы «Би-Би-Си», самым ощутимым для россиян станет уход брендов потребсектора (продукты, рестораны, одежда, бытовая химия). Потери самого бизнеса при этом невелики — у большинства потребительских брендов выручка от российского сегмента не превышала 10%. Капитализация компаний, которые вывели активы из России, снизилась меньше чем на 1%, а тех, кто работает на российском рынке в том же объеме, что и до военной операции, — на 11,5%. 

«Давайте мне букву M набьем»

Тома, 19 лет, работник McDonalds (с 12 июня 2022 «Вкусно — и точка»)

«Мне казалось, я попала на другую планету. Я не могла поверить, что бывает так дружелюбно, так мило. У меня все друзья оттуда, вообще все», — рассказывает Тома о работе в McDonalds. Фото: Papierfilm

«В первый день работы во “Вкусно — и точка” был такой момент: там в зале сидели волонтеры, которые рисовали рисуночки на лице. И я говорю: “А нарисуйте мне букву “М”. А что тут такого? Чего тут отрицать, что мы взяли чужую концепцию? Купили бизнес, молодцы, но не придумали же. И мне сказали: “Смотри, как-то это не хорошо”. Ну е-мое, ребята. Реально, это такое место, которое меня полностью раскрыло, изменило, кучу возможностей для меня открыло. Звучит, наверное, это все смешно, и многие смеются, но я вижу в этом месте для себя очень много возможностей», — рассказывает Тома. 

McDonalds объяснил уход с российского рынка нецелесообразностью дальнейшей работы и несоответствием ценностям компании. Ущерб от такого решения оценивался в 1,2–1,4 млрд долларов. Компания сохранила за собой товарный знак и планировала возобновить работу под новым брендом.McDonalds работал в России 32 года и вкладывал большие средства в развитие местного сельского хозяйства и производства. Например, отправлял в страну агрономов, экспертов по выращиванию скота и пекарей. На момент продажи у McDonalds было 850 ресторанов в России и 62 тыс. сотрудников. Новый владелец сети, бизнесмен из Сибири Александр Говор, планировал открывать от 50 до 80 обновленных точек в неделю. 

Томе 19, она — сотрудник «Вкусно — и точка». Девушка проработала в McDonalds полтора года до его закрытия в мае 2022 года: «Мне нравится эта беготня, физическая нагрузка, нравится прожигать жизнь на работе». Это не первая ее работа: в 14 лет она встала на учет в Центре занятости населения, потому что «хотела помочь себе», купить ноутбук и телефон. Еще было скучно сидеть дома: «Я была таким интровертом, прямо вообще максимально закрытая. У меня была одна подруга, но чтобы где-то гулять, куда-то ходить… куда ходить, зачем ходить, с какой целью? Просто ходить? Мне хотелось ходить хотя бы за деньги». 

На первой работе Тома полола с другими подростками сорняки в санкт-петербургских парках. Платили мало, а дисциплина, по ее словам, была почти армейская. Если начальник замечал, что дети разговаривают, он подходил и говорил: «Вы что тут, болтаете? Давай-давай, сорняки-то вырывай». Прохожие спрашивали, не на исправительных работах ли они. В McDonalds горизонтальная структура, в которой все сотрудники называют друг друга на «ты» и получают примерно одинаково. Тома говорит, что это одна из ее любимых «фишек» в компании.

«Мне казалось, я попала на другую планету. Я не могла поверить, что бывает так дружелюбно, так мило. У меня все друзья оттуда, вообще все. Ну, у меня раньше их и не было. Мы праздники отмечаем, дни рождения. Приходим на работу чисто повеселиться, ну и там булки заправляем, мы же все делаем, все успеваем, нам это не мешает», — рассказывает Тома. 

В McDonalds довольно жесткие стандарты. Они касаются и качества продуктов, и тайминга. С качеством у Томы никогда не было проблем, а со скоростью — были.

«Я медленно работаю. У нас есть мем: “Тома, шевели ручками”. Но это в дружелюбной форме, в шутке. Когда мы справляемся с большим наплывом, когда весь экран в заказах, менеджеры нам кричат: “Кухонька, молодцы!”. Чувствуешь себя нужной».

Безопасность и уважение на рабочем месте — одна из ключевых ценностей McDonalds. В компании есть документ, регламентирующий отношения между сотрудниками ресторанов. Он запрещает любую агрессию, угрозы и харассмент и предписывает каждому ресторану ежегодно проводить исследования обратной связи от сотрудников, а также разрабатывать планы действий по их итогам. На сайте «Вкусно — и точка» пока подобной информации не появилось. В разделе «Наши гарантии» описаны детали трудоустройства, а о принципах ненасильственного общения в коллективе ничего не сказано. 

В капиталистическом продукте McDonalds, по словам Томы, ресурсы распределяются коммунистически. «Все по идее плюс-минус наравне. Инструктор, если будет мало часов вырабатывать, у него будет зарплата ниже, чем у работника обычного. С инструктора перескакиваешь на менеджера, у тебя ставка в час выше, а премии убираются. Так что все плюс-минус получают одинаково», — говорит Тома. Томе коммунизм нравится больше, чем «демократия на пофиге», в которой, по ее словам, мы живем сейчас. Она приводит в пример своего знакомого, который очень много зарабатывает на бизнесе с недвижимостью — говорит, что он молодец и гений. Но не всем так везет, и обычная медсестра в больнице работает за копейки, хотя, может быть, всю жизнь мечтала о медицине и лишена коммерческой жилки. Несправедливо. 

Тома надеется, что сеть «Вкусно — и точка» будет развиваться. В возвращение McDonalds она не верит, так как считает, что владельцы не захотят продавать обратно уже налаженный бизнес. Фото: Papierfilm

У Томы есть «розовая мечта»: купить квартиру, зарабатывать и платить ипотеку, но она говорит, что одна едва ли ее потянет — надо помогать родителям. Самое страшное для нее — долговая кабала, яркий и болезненный образ из школьного курса истории. Она считает, что сейчас мы мало чем отличаемся от крестьян царской России, а в качестве кабалы — ипотека. Но добавляет, что ей, как крестьянину, пока все нравится: «меня палкой не бьют», платят зарплату и позволяют жить «свободно». 

К режиму Тома относится довольно лояльно, к уличным протестам — скептически, санкции называет «цирком», а уход иностранного бизнеса из России — попыткой попасть в глобальный русофобский тренд. McDonalds, по ее словам, точно не вернется в Россию: «Захочет ли “Вкусно — и точка” продавать свой уже налаженный и подстроенный под наши потребности новый вид ресторанов?». 

У «Вкусно — и точка» уже начались проблемы с поставщиками, посещаемостью, стоимостью аренды. По данным опроса Superjob, 49% людей отказались посещать обновленные рестораны. Часть посетителей ходила в McDonalds за «Биг Маком» и «Мак Флури» — их рецептура запатентована, значит, «Вкусно — и точка» не может ее использовать. В середине июля во «Вкусно — и точка» появились проблемы с картошкой фри — мировые производители отказались от поставок в Россию, а в стране не хватает подходящих сортов и мощностей для их переработки. Минсельхоз ответил бренду, что проблем с импортом картофеля в России нет. Cообщалось, что картофеля фри и по-деревенски не будет в меню части ресторанов до сентября. Арендодатели повысили цену за помещения, потому что опасаются, что бренд не привлечет посетителей. Эксперты ожидают снижения выручки и оборота «Вкусно — и точка» в сравнении с McDonalds. 

«Хочется верить в развитие компании, в первую очередь, конечно, стабилизацию. В плане того, чтобы у нас хватало всей продукции, хватало упаковки. Надо что-то новое делать, но это очень сложно, потому что общепит — это такая система, там нужно пройти кучу проверок, — говорит Тома. — Я бы хотела развиваться в компании, повыситься, мне это интересно. Я вышла после простоя и решила по максимуму работать, выполнять все стандарты. Мне это в кайф, и нужно делать то, что в кайф — в любой момент может ядерная бомба бахнуть». 

«Таких вещей просто не найти нигде»

Александр, 24 года, продавец-кассир в Zara

Александр до последнего был уверен, что Zara останется в России. Он считает, что адекватной замены этому бренду нет: «Таких вещей просто не найти нигде». Фото: Papierfilm

«Я всегда хотел прикольно одеваться. Может быть, это еще комплексы из детства, когда у родителей не было денег, чтобы купить мне какие-то модные зауженные джинсы, поэтому я ходил в тех, которые были, — рассказывает Александр. — Когда я вырос, начали появляться свои деньги, я стал тратить их на классную модную одежду. Плюс, для меня шоппинг — это терапия, я люблю походить по магазинам. По-хорошему, мне надо к психологу, конечно, потому что у меня куча психологических проблем. Но у меня нет на это денег». 

Александру 24 года, он живет с родителями, учится на вечернем на специалиста по PR и до марта 2022 года работал продавцом-кассиром в Zara. Он до последнего не верил, что сеть закроется. За день до того, как Inditex (владелец Zara, Zara Home, Bershka, Stradivarius, Pull and Bear, Massimo Dutti, Oysho и др.) объявил об уходе с российского рынка, он убеждал покупательницу, что Zara «точно останется». Казалось, что такой гигант как Inditex не может просто так покинуть рынок. Сейчас Zara продолжает платить сотрудникам зарплату и арендовать торговые площади в российских ТЦ, но речи об открытии магазинов пока не идет. 

5 марта Inditex сообщил о временной приостановке операций в 502 магазинах группы, 86 из которых — Zara. Для группы российский рынок был довольно важным, сравнимым с французским или испанским, но не крупнейшим. Потери прибыли оценивались в 8,5%. На покрытие расходов компания зарезервировала 216 млн евро. Но по данным отчета за первый квартал 2022 года, общая прибыль Inditex выросла на 36%. От ухода группы пострадали российские арендодатели. Например, Crocus Group потеряла 20-30% трафика в своих ТЦ, который в основном генерировали крупные бренды, в том числе Zara. 

Оставшиеся бренды и российские компании не смогут удовлетворить спрос — даже та одежда, которую шьют в России, имеет большую импортную составляющую. Российские производители работают с импортными тканями и фурнитурой, используют иностранное оборудование. В производстве Baon, например, 50% импортного участия. Российские производители не готовы занимать освободившиеся торговые площади, для этого просто нет мощностей. Да и популярность этих брендов ниже, чем у Zara — именно ее чаще всего заказывают у байеров, которые закупают вещи за рубежом и привозят в Россию. 

«Такого магазина как Zara не существует. Таких вещей просто не найти нигде, — говорит Александр. — Тут все такое яркое, экстравагантное, стильное. Я помню, как заказал себе в приложении Zara свою первую куртку — ярко-оранжевую со светоотражающими полосками. И меня когда в ней видели, все спрашивали: “Ты что, ее у дворника или дорожного рабочего стащил?” Блин, это круто». 

Александр говорит, что ему нравилось работать на кассе, потому что это работа с людьми. Ему с детства очень одиноко, он мало времени проводит с друзьями, периодически впадает в депрессии. Это результат буллинга, который начался еще в детском саду. Мальчики в группе били его, ломали очки. В школе все продолжилось. После 6 класса Александр с родителями переехал в другой район, и на новом месте началась полномасштабная травля: «Все, кому не лень, оскорбляли меня, кто-то бил, кто-то издевался. Я чувствовал агрессию не только от одноклассников, но и от учителей». 

В Zara ему было особенно комфортно. Во-первых, потому что он проводил дни с ровесниками-студентами, а во-вторых, потому что в коллективе была более-менее единая позиция по поводу политики и военной операции. Александр — активист, пять лет регулярно ходит на митинги, делится политическими новостями в соцсетях. Одна из аватарок в его Telegram — видео с митинга с отсветами полицейской мигалки на лице. Александр говорит, что с детства был в оппозиции: «Я смотрел новости по Первому каналу, каждый день одно и то же — вот эти подлые украинцы воруют у нас газ. Я думал: “Вам что, жалко, что ли?” Я уже тогда был за Украину, за демократию и все такое». 

Александр на акции «Бессмертный полк» 9 мая 2022. К обратной стороне плаката с фотографией родственника, участвовавшего в Великой Отечественной войне, он прикрепил антивоенный лозунг. Фото: Papierfilm

Истоки активизма — все в том же буллинге, в «желании идти против системы». В колледже, куда он поступил после 9 класса на специалиста по рекламе, пропаганда велась «не хуже, чем в СССР»: «Я постоянно спорил с преподавателем по БЖД, что Крым вообще-то не наш. Доходило до насмешек и оскорблений с его стороны, типа “может, еще ЛГБТ поддержишь?”». Из-за своих взглядов Александр сильно ссорится с родителями. Они стоят на провластных позициях, и разговоры о политике превращаются в «полный кошмар». От родителей свою протестную активность приходилось скрывать, а в Zara после начала военной операции она даже неофициально поощрялась. 

«С первого дня ***** [специальной военной операции в Украине] у меня было чувство, что надо выходить, выводить с собой людей. Я был очень рад, когда на смене в Zara мне моя начальница сказала: “Слышал новости? Вот в 5 часов люди собираются выходить на Гостиный двор”. Я такой: “Круто!”. А у нас магазин в двух минутах буквально от Гостинки». 

Кроме группы единомышленников Александр потерял и бренд, к которому привык. «Zara нравилась мне как покупателю, поэтому я захотел там работать. Я пошел работать в Zara не потому, что я хотел стоять на кассе и продавать вещи, а потому что мне нравится именно этот бренд. В России есть классные дизайнеры, классные бренды. Но нет таких мест, которые бы мне импонировали настолько, чтобы я мог устроиться туда прямо работать». 

Недавно сотрудникам Zara урезали зарплату почти вдвое. Александр вместо 50 тысяч за два месяца получил чуть больше 30. Следующая выплата — в конце октября, и он говорит, что не понимает, как до нее дотянуть, поэтому перешел в режим жесткой экономии: «Моя трудовая книжка все еще в Zara, она у меня бумажная, а не электронная, официально я бы не смог устроиться куда-то еще. Урезаюсь ну буквально во всем. Последние несколько дней я просто безвылазно сидел дома, потому что у меня не было денег даже просто куда-то съездить погулять. Плюс я еще пытаюсь что-то откладывать на всякий пожарный». 

СМИ сообщали о планах Zara возобновить работу некоторых магазинов в России летом 2022 года. «Известия» писали, что возвращение Inditex затягивается — компания продлила аренду в ТЦ до конца 2022-го, а в некоторых — до 1 марта 2023-го. В то же время в России развивается параллельный импорт Zara. Красноярский бизнесмен Александр Горбунов анонсировал открытие магазина Panika, где будут продаваться вещи, закупленные у продавца в Казахстане. По словам Горбунова, в Panika можно будет купить товары из последних коллекций Zara и Zara Home с наценкой в 200-300 рублей. 

«Это кустарное производство»

Николай, 38 лет, оператор станка на заводе Hyundai WIA 

Во время простоя завода Hyundai WIA зарплата Николая сократилась на 40%. Предпосылок к тому, что завод вернется к обычному режиму работы, он не видит. Фото: Papierfilm

«Я на Hyundai оператором станка был, коленвалы делал. Обрабатывает металл станок, я загружал заготовки и следил, чтобы они обрабатывались. Оператор там по минимуму лезет, это автоматизированное производство. По 400 деталей в день проходило, смена 8 часов, — говорит Николай. — А вот на Кировском заводе (сейчас — АО «Петербургский тракторный завод», входит в группу «Кировский завод»), например, тракторы который делает, я практику проходил — там все вручную. Берешь детальку, ставишь станочек, проверил, что резцы не сломаны, а то вместо детали фольга мятая получится. Пока все это смотришь, прибегает бригадир: “Где план? Где план?”. 25-30 деталей делали за 12 часов. 12 часов ночная смена, это куда? Повеситься что ли пойти после нее? Нифига не легкая работа. Кустарное производство, а не автоматизация». 

Николаю 38, по образованию он технолог машиностроения. Работал машинистом в метро, водителем уборочной техники, потом отучился на «ЧПУшника» — числовое программное управление производственными процессами — и попал на завод Hyundai WIA, который делает двигатели. С марта Hyundai WIA в простое. 

Николай говорит, что от Hyundai на заводе станки, технологии и деньги. Из российского — металл, здания и рабочие. То есть для производства в стране все есть, но «захотят ли толстосумы вкладываться?». Автоматизация никому не нужна — производственные линии стоят очень дорого, запускать их долго и сложно, а окупятся они только через несколько лет. В России столько ждать не привыкли. 

Заводы Hyundai Motor Group, в которую входит сам Hyundai, Genesis и Kia, производили 27,2% автомобилей на российском рынке. Группа лидировала по объемам производства, уступая только «АвтоВАЗУ». Так, в 2020-м году каждый пятый автомобиль в России был выпущен на заводе «АвтоВАЗ» в Тольятти, а каждый седьмой — на одном из заводов «Хендэ Мотор Мануфактуринг Рус». В сентябре 2021 года в Сестрорецке открылся Hyundai WIA на 500 рабочих мест — на нем делают двигатели для Hyundai. Путин назвал его «заметным вкладом в укрепление экономики всего Северо-Западного федерального округа России». С учетом мощностей нового завода, кроссовер Hyundai Creta стал самой локализованной в России моделью компании — 2100 баллов против 3200 у Lada Vesta, самого покупаемого автомобиля в стране.

«Линия — это, извините меня, это площадь, масштаб, куча техники. Можно же эту площадь сдавать в аренду и ни за что не отвечать — ни за продукцию, ни за людей. Не дай бог кто-то пальчик порежет, придется писать, что у него там бытовая травма. Набрать иногородних — не нравится, все, до свидания, —

объясняет Николай. — Выхлоп от таких почти бесплатных батраков очень большой. А сколько там сделали, не важно. Сделали 20 штук, цены поставили конские — они все равно уйдут, их купят. План можно ставить вообще заоблачный, не выполнил — досвидули с премии. В советское время за 5 лет сделать 100 тысяч — это норма была для кировцев, сейчас 100 тысяч сделано за 25 лет. Разница очевидна». 

Николай считает, что в СССР жизнь была гораздо лучше и справедливее, чем сейчас: рабочий мог бесплатно получить квартиру, поехать в Крым или Сочи в санаторий, устроить ребенка в садик или школу. Его теща живет в «сталинке», которую ее бабушке дали от завода — большие комнаты, до потолка «подпрыгнуть надо», не то, что в его квартире. Его родители работали в совхозе под Санкт-Петербургом. Мама была осеменителем коров, папа — ассенизатором. От совхоза им выдали землю — они построили на ней сараи, что-то вроде дачи, запасали на зиму картошку в погребах. Сейчас все это приходится разбирать: несколько лет назад территорию решили застраивать, а никаких документов на землю у родителей нет. Николай отправляет остатки стройматериалов сестре в Краснодар — у нее частный дом, и она давно хотела сделать во дворе летнюю кухню, но денег на стройку не было и нет. 

При социализме, по его словам, власть и деньги были у профсоюзов, и рабочие сами решали, кто будет ими руководить — можно было общими усилиями уволить кого угодно, вплоть до генсека партии: «Съехались и сняли, а что?». Сейчас мы, по его словам, живем в буржуазной демократии, и выборы у нас тоже буржуазные: у кого больше денег, тот и победил, а рабочим «только на выжить хватает». 

Николай — член многопрофильного профсоюза «Рабочая ассоциация». Говорит, что много узнал там о том, как работает автомобильное производство в России: в «диктатуре чистогана», где все завязано на импорте и никто не заинтересован в больших объемах выпуска. Потому что производить больше — значит, удешевлять стоимость продукции. Так говорил «буржуй» Генри Форд, и его позиция Николаю нравится — рабочие «Форда» могли позволить себе автомобили, которые производили. Российские рабочие едва ли смогут купить даже Lada — цены растут, места на заводах сокращаются. 

Николай не поддерживает власть и не верит оппозиции. Он состоит в профсоюзе и убежден, что обществу нужно прислушаться к рабочим. Фото: Papierfilm

Цена Lada Vesta в 2021 году оказалась на 8 тысяч больше, чем у Hyundai Solaris, ее главного конкурента на российском рынке. В январе 2022-го доля «АвтоВАЗА» упала ниже 20% на фоне снижения продаж новых автомобилей — не хватало импортных комплектующих, чтобы их производить. Еще до военной операции, в августе 2021-го, все три линии завода «АвтоВАЗ» в Тольятти встали, потому что начались перебои с поставками электронных компонентов Bosch. 

С российскими комплектующими и сырьем тоже есть проблемы — по данным официального сайта Lada, в производстве одной малолитриажки доля участия «АвтоВАЗА» — 25%, остальные 75% — за сторонними поставщиками (раньше соотношение было 45% к 55%). Цены на отечественный металл выросли, импорт «нереален», стоимость машин за первый квартал 2022 года поднялась на 1%, и это сильно затормозило рынок. В конце июля вице-президент по закупкам «АвтоВАЗ» прогнозировал сокращения на заводах, а в августе предприятие в Ижевске предложило рабочим уволиться по собственному желанию «за 5 зарплат или 12 МРОТ». 

Сейчас Николай получает «простойную зарплату» — 30 тысяч вместо 50, которые платили до начала военной операции. Он говорит, что пока никаких предпосылок к тому, что завод выйдет с простоя, нет. Наоборот, комплектовщики, которые делают для машин кондиционеры и кресла, начинают увольнять своих сотрудников, а это «звоночек». Николай не подрабатывает, учится логистике в «1С»: «Ничего не понимаю, но учусь. Интересно это все. Многие конторы уходят иностранные, уже много контор с «1С» подписали контракт, гигантское просто поле сейчас, я пока вникаю. Тоже капиталистическое отношение — ты ни хрена не знаешь, платить тебе будем копейки. У нас же демократия». Его жена тоже подрабатывает из декрета, у них есть полуторагодовалая дочка. Плана «Б» на случай, если Hyundai окончательно закроется и перестанет платить зарплату, у Николая нет. 

1 марта СМИ написали о том, что завод концерна Hyundai в Санкт-Петербурге приостановил работу на 4 дня. Решения о возобновлении производства пока нет. В конце апреля глава Минпромторга Денис Мантуров заявил, что «Hyundai в Санкт-Петербурге какой-то объем нарабатывает», но концерн это опроверг. 

Список компаний, которые закрывают бизнес и приостанавливают операции в России, постоянно растет. Россию еще в начале марта назвали мировым лидером по количеству введенных против нее санкций. Она обошла Иран, Сирию и КНДР и находится в состоянии «финансовой ядерной войны». 

«Санкции — это просто итог того, чего не захотело делать наше правительство. За несколько лет до спецоперации уже были проблемы. Уже принуждали наше правительство к определенным действиям. Может, газ подешевле продавать, может, нефть, — говорит Николай. — Правительство я не поддерживаю. И спецоперацию не поддерживаю. А на протесты не ходил. Нет доверия к организаторам протестов. Они на заводах работают, те организаторы? Если бы рабочих слушали, было бы гораздо лучше».

Дагестан не хочет воевать

Дагестан не хочет воевать — в Махачкале второй день проходят акции против мобилизации. Мужчины и женщины выходят на протест и дерутся с полицейскими. Силовики применяют оружие.

Посмотрите, как республика сопротивляется приказам Путина

К границе с Грузией приехал Российский БТР

К погранпункту «Верхний Ларс» на границе с Грузией приехал российский БТР. В ФСБ заявили, что оправили его туда на случай, если «резервисты» попытаются прорвать границу

Сегодня утром неизвестный напал на ижевскую школу

Сегодня утром неизвестный напал на ижевскую школу. Вот что известно на данный момент

В России продолжают гореть военкоматы

В России продолжают гореть военкоматы. В здание администрации Гатчинского района Ленинградской области кинули «коктейль Молотова». Также в Ленинградской области в Кировске подожгли военкомат

В Дагестане жители перекрыли федеральную трассу

В селе Эндирей в Дагестане жители перекрыли федеральную трассу. Они выступают против мобилизации — из села призвали 110 человек. Дагестанские СМИ сообщают, что силовики начали стрелять в воздух

Видео: «Утро Дагестана» / Telegram

Акция против мобилизации в Якутии

Вот так акция против мобилизации проходила в Якутии. Более 400 человек провели осуохай — традиционный танец якутов. Позже власти региона заявили, что акцию, вообще-то проводили «в поддержку мобилизованных»

783 человека задержали в России на акциях против мобилизации

Акции проходят по всей России. Больше всего задержанных в Москве (396), Санкт-Петербурге (132) и Новосибирске (71). В Петербурге силовики избивали протестующих дубинками и электрошокерами.

В Москве одна из задержанных оказалась одна в автозаке с силовиками. О ее судьбе до сих пор ничего не известно

В России снова массовые задержания на митингах против мобилизации

В России снова массовые задержания на митингах против мобилизации. В Санкт-Петербурге силовики используют электрошокеры. «ОВД-Инфо»* сообщает, что по всей России задержано уже 628 человек

*признаны иноагентами