Массажисту из Пензы угрожают увольнением за разговоры о «спецоперации»

Текст: Евгений Малышев

Андрей Клименко. Фото из личного архива

Массажист Областного социально-реабилитационного центра для детей и молодых инвалидов в Пензе Андрей Клименко рассказал «Ромбу» о давлении со стороны руководства, которое он связывает со своей антивоенной позицией. 

Центр помогает маленьким пациентам с ДЦП и задержками психического развития. 31-летний Клименко работает там последние шесть лет. По его словам, проблемы начались после общения с мамой одной из пациенток во время сеанса. В кабинете присутствовали две другие медсестры-массажистки, работавшие за соседними массажными столами.

«Никаких обид вроде бы не было»

«Стандартный сеанс длится от 20 до 30 минут, и за это время мамы успевают обсудить с медсестрами гороскоп, бывших мужей, проблемы образования, рост цен, американские санкции и так далее», — рассказал Клименко «Ромбу». Он добавил, что обычно работает молча, но несколько дней назад мама одной из девочек завела с медсестрой разговор о «специальной военной операции» и своем украинском родственнике, «который в последнее время ненавидит русских». 

«Она спросила, как я к этому отношусь. Я ответил, что считаю это неправильным, так как не все русские поддерживают спецоперацию. При этом я предположил, что этот родственник имеет моральное право на такую эмоциональную реакцию, потому что наши танки не на экскурсию туда приехали»

,— объяснил массажист.

Дальше, по словам Клименко, между ним и его коллегами завязался спор по поводу российских военнослужащих, погибающих на территории Украины. Собеседницы обвиняли его в том, что «он еще молодой», «интернетов начитался» и «зомбирован Западом».

После сеанса, продолжает Клименко, все мирно разошлись по своим делам: «Никаких обид вроде бы не было. На следующий день мы с этой мамой и другими медсестрами нормально общались-шутили-смеялись».

Во время этого разговора речь снова зашла про российских военнослужащих. На этот раз свидетелем слов Андрея Клименко стала мама мальчика, лежавшего на его массажном столе. «Участия в нашем разговоре эта женщина  не принимала, возмущения не высказывала, ушла молча, — вспоминает массажист. — Однако на следующий день она почему-то не привела своего ребенка на мой сеанс. Я увидел ее в коридоре, спросил, в чем причина.

 Она ответила, что не поддерживает мою позицию и не хочет водить ребенка ко мне. Я пожал плечами и попросил коллегу поменяться детьми.

Потому что ребенок ни при чем и не должен оставаться без массажа».

Разговор с директором 

15 сентября коллега рассказала Андрею Клименко, что пообщалась с мамой этого мальчика во время сеанса массажа. Она якобы заявила, что пересказала содержание услышанного разговора своему мужу, на что тот ответил: «Был бы я там, я бы ему лицо начистил».

Клименко напомнил медсестре, что не отказывал этому ребенку в массаже, но и отказываться от своей позиции также не собирается. В тот же день массажиста вызвали к директору социально-реабилитационного центра Елене Воронковой. Клименко считает, что на него донесла та самая медсестра, называющая себя сторонницей «спецоперации» и президентского курса. 

Разговор с директором длился 12 минут (аудиозапись есть в распоряжении редакции — «Ромб»). Воронкова обвинила Клименко в том, что он «проповедует проукраинскую политику» и оправдывает потери российских военнослужащих. Она напомнила Клименко о профессиональной этике, согласно которой сотрудники реабилитационного учреждения могут обсуждать с родителями только качество оказываемых услуг. Воронкова пригрозила отстранением массажиста от работы, так как «ей не нужны проблемы с органами правопорядка».

Во время разговора директор назвала себя «патриотом своей родины», который будет «до конца за Россию». При этом она уточнила, что это ее личное мнение и не пыталась переубедить коллегу.

По словам Андрея Клименко, о его разговоре с директором известно уже всему коллективу: «Вчера (15 сентября — «Ромб») двое коллег удалились из списка моих друзей во «ВКонтакте», а остальные шушукались полдня по углам». 

Клименко допускает, что разговор о «спецоперации» может обернуться для него увольнением, либо административным и даже уголовным делом. Но о том, что он вступил в разговор, не жалеет. «В Украине убивают людей, счет уже на тысячи идет. Приказ о начале спецоперации Путин отдал от нашего имени, поскольку мы его избиратели. Я не понимаю, как можно дальше молчать и в здравом уме все это поддерживать, прикрываясь патриотизмом», — заключил он. 

Елена Воронкова заявила «Ромбу», что речи о наказании или увольнении Андрея Клименко не идет. Дальнейших подробностей она не привела, сославшись на то, что это внутренние дела учреждения. 

Даша. Каково быть 18-летней активисткой в России

Навоз под дверью, утренний обыск и привет от Кадырова: каково быть 18-летней активисткой в России

Дарье Хейкинен 18 лет, она — основатель оппозиционного движения «Маяк» и TikTok-блогер. 5 марта в квартире у Даши прошел обыск по делу о телефонном терроризме. Девушка стала подозреваемой в звонках о ложном минировании. Хейкинен уверена, что дело сфабриковано, а она стала его участником из-за своей активной гражданской позиции. Ранее Дарья вела кампанию против главы Чеченской Республики и выступала против «спецоперации». Несмотря на давление, уезжать из России она не планирует. Мы пообщались с Дашей, чтобы выяснить, что подтолкнуло ее к активизму и какой она видит Россию в будущем.